Перекись водорода помогает карпам

ОБЪЯВЛЕНИЕ! Продается прибыльный рыбхоз (рыбохозяйственый комплекс) во Владимирской области. Хозяйство находится в 10 минутах езды от трассы М7 на расстоянии 170 км от г. Москвы. Земля в собственности, вся документация в наличии. Вместе с рыбхозом на продажу выставлены два коттеджа площадью 240 и 235 м2. Побробная информация >

Н.М. Белковский, канд. биол. наук

В статье «Происшествие в рыбьих яслях» («Химия и жизнь», 1986, № 2) говорилось, что небольшие добавки перекиси водорода в воду, где выращивали личинок осетровых рыб, спасали малюток от гибельного отравления ядовитыми веществами, которые выделяли чрезмерно размножившиеся микроскопические водоросли, когда вода начинала цвести.

Так вот, наши эксперименты, проводившиеся ряд лет, свидетельствуют о том что перекись водорода может быть и спасителем прудовых карпов погибавших во время зимовки, когда вроде бы и речи нет о цветении воды . Помогал карпам и перманганат калия.

Начну по порядку.

В 1979 году перед Центральной лабораторией ихтиопатологической службы Минрыбхоза РСФСР, где я работаю, была поставлена задача: выяснить причину гибели карпов в зимовальных бассейнах рыбхоза «Сускан» - крупного рыбоводческого хозяйства Куйбышевской области.

1979 году в его обширных железобетонных зимовальных бассейнах, глубиной около двух метров, размещённых под стеклянной крышей, погибло 44 % рыб, в 1980 и 1981 годах - 51,9 и 59,4 %.

Чтобы было понятнее, о чём, собственно, идёт речь, надо чуть-чуть сказать о технике рыбоводства. На прудовое выращивание товарного карпа тратится около двух или трёх лет. Веса 300-500 или 700—1000 г рыба достигает на второе или третье лето своей жизни. Но для того, чтобы получить из нагульного пруда товарную рыбу, в пруд сперва надо посадить годовиков стандартной массой 25 г. Годовиков же вылавливают весной из прудов или бассейнов, где они зимовали. Всю зиму их держат без корма при низких температурах воды (0,5 — 2 °C), что резко замедляет обмен веществ, и рыбы не испытывают голода.

К тому времени, как начались исследовательские работы в «Сускане», мы уже накопили некоторый материал о гибели рыб в зимовальных бассейнах. Так, сотрудник всесоюзного научно-исследовательского института прудового рыбного хозяйства А. Г. Гарин, изучая зимовку рыбы в рыбхозе «Пара» на Рязанщине, ещё в 1978 году пришел к выводу о пагубной роли железа в развитии патологических процессов у рыб, зимующих в железобетонных бассейнах. Начатые им работы были продолжены сотрудниками нашей лаборатории и лаборатории водной микробиологии института микробиологии АН СССР, где исследования шли под руководством доктора биологических наук Г. А. Дубининой.

При увеличении крохотный жаберный лепесток здорового карпа напоминает некое экзотическое растение

При увеличении крохотный жаберный лепесток здорового карпа напоминает некое экзотическое растение


На жаберном лепестке больной рыбы видны не только колонии железобактерий и отложения гидроксида железа, но и много колбовидных расширений лепесточков

На жаберном лепестке больной рыбы видны не только колонии железобактерий и отложения гидроксида железа, но и много колбовидных расширений лепесточков

Уже первые микробиологические посевы показали, что из-за специфических условий в придонных слоях воды в зимовальных бассейнах «Сускана» бурно развиваются так называемые железобактерии. Если в воде, поступающей в бассейны из Куйбышевского водохранилища и артезианских скважин, было около 20 тысяч бактерий на 1 мл воды, то в придонном слое, где сгрудилась зимующая рыба, число железобактерий подпрыгивало в вдесятеро. Развивались бактерии не только на стенках и дне бассейна, но и на жабрах рыб, при этом у больных погибающих особей численность бактерий во много раз превышала таковую у здоровых. Клиническая картина поражения жабр было такова: повышенное ослизнение, очаги некроза (распада тканей), многочисленные колбовидные расширения жаберных лепестков...

Как выяснила Г. А. Дубинина, железобактерии или, правильнее, перекисьобразующие бактерии, в своем подавляющем большинстве являются гетеротрофными организмами, использующими для своего питания органические соединения, а не хемоавтотрофами, как считалось ранее. Она же и предложила бороться с железобактериями путем внесения в воду перекиси водорода. Дело в том, что бактерии сами выделяют во внешнюю среду перекись, которая в определенных концентрациях препятствуют их росту. как же так? Да, так — все организмы выделяют во внешнюю среду вредные для себя вещества. Но пойдем дальше. Для разрушения перекиси водорода бактерии используют закисное железо, ионы которого берут из воды. Естественно, чем больше закисного железа, тем благоприятнее условия для этих бактерий. Внося же в воду перекись водорода, мы тем самым окисляем имеющееся там закисное железо, и бактерией остаются без необходимых ионов.

Первые опыты по воплощению этой идеи мы начали весной 1981 года, когда гибель рыбы в зимовальных бассейнах приняла ужасающие размеры. Для опытов мы выбрали четыре бассейна, где годовики были одинакового веса и вели свою родословную из одной секции выростных прудов. Перекись водорода вносили в струю втекающей в бассейн воды в таком количестве, чтобы было окислено закисное железо, присутствовавшие в концентрации 0,1 мг/л, при этом на выходе из бассейнов перекиси почти не оставалось.

Внесение перекиси шло круглосуточно с 4 марта по 9 апреля 1981 года. В первую неделю существенных изменений ни в динамике гибели, ни в поведении рыб — а их в каждом бассейне жило по 54 тысячи — не было. Но вот дней через 10 движения годовиков стали спокойными, карпы опустились поглубже. Все меньше и меньше становилось тех, кто плавал на боку и вверх брюхом. В контрольных же бассейнах смерть косила рыб направо и налево; к концу эксперимента в одном погибли все, а в другом осталось в живых лишь 5,3 %. В опытных же бассейнах уцелело более половины годовиков.

Весной следующего, 1982 года в обрабатываемых перекисью зимовальных бассейнах погибло втрое меньше рыбы, чем в контрольных. Во время зимовки разница в смертности обрабатываемых и необрабатываемых бассейнах тоже была разительной — в опытных бассейнах выжило в 2,5 раза больше годовиков карпа.

Когда благотворное действие перекиси водорода стало очевидным, мы решили испытать еще один окислитель с ярким бактерицидным действием — перманганат калия. Для опытов выбрали бассейны, где гибель карпов было особенно велика — от двух до шести тысяч особей в сутки. Необходимое количество препарата в растворенном виде вносили в проточные зимовальные бассейны. Марганцовки было столь мало, что вода почти не меняла естественного цвета.

Эффект превзошел наши ожидания. Всего за четыре дня смертность рыб резко снизилась и не превышала 24 особей на бассейн в сутки. В контрольном бассейне отход остался прежним.

Печень здоровой рыбы достаточно монолитна. В печени больной рыбы появились пятна — жировые включения, заместившие печеночную ткань

Печень здоровой рыбы достаточно монолитна

В печени больной рыбы появились пятна — жировые включения, заместившие печеночную ткань

В статье, опубликованной в журнале «Рыбоводство» (1985, № 1), мы с соавтором И. Ф. Власовым сообщили специалистам, что в 1982 году экономический эффект от использования перманганата калия в рыбхозе «Сускан» составил 232,5 тыс. руб.

Микробиологи засвидетельствовали, что добавки в воду перманганата калия и перекиси водорода замедляют рост численности железобактерий, и тем самым помогают выжить карпам. Исследования выявили и нечто странное — погибшие рыбы оказались более жирными. Особенно много липидов накапливалась в печени, из-за чего у больных рыб она увеличилась в 1,5—2 раза, рыбы страдали жировым перерождением печени.

Одним из основных условий протекания свободнорадикальных реакций в организмах служит наличие ионов закисного железа, которые участвуют не только в инициировании цепей окисления, но и в цепных процессах. В качестве показателя интенсивности свободнорадикального окисления липидов мы взяли малоновый диальдегид (МДА). Так вот, концентрация МДА в печени больных рыб была в несколько раз выше, чем у здоровых. Обработка же воды перманганатом калия существенно снижала этот уровень.

Но это еще не все. Концентрация МДА находилась в обратной связи с активностью супероксиддисмутазы (СОД) эритроцитов. Этот фермент, или, правильнее, группа ферментов, обезвреживает супероксидные радикалы. Самая высокая активность СОД была именно у той рыбы, которая плавала в воде с добавкой перманганата калия, а самая низкая — у больных контрольных рыб.

Вероятно, СОД, как металлсодержащий фермент (в нём присутствуют атомы марганца, меди и цинка или железа), активируется при введении в среду ионов марганца.

А что, если положительный эффект от перекиси водорода, изложенный в статье «Происшествие в рыбных яслях», тоже в определенной степени связан с похожим биохимическим механизмом?

Так это или иначе, но перекись водорода и марганцовка сослужат рыбам добрую службу.



Первоисточник статьи в формате PDF:
Н.М. Белковский, канд. биол. наук. Перекись водорода помогает карпам — «Химия и жизнь», № 3, 1986, стр. 47-49.



Вернуться к списку